Русским притяжательным местоимениям мой, твой, наш и т.д. соответствует значительно более богатая система в киргизском:

Притяжательный падеж местоимения + обладаемое с личным формантом

Это - наиболее распространенный способ построения притяжательной конструкции с местоименями. Он полностью аналогичен первому типу изафета, только вместо существительного обладатель выражен здесь местоимением:

  • Менин балам мой мальчик
  • Сенин дептериң твоя тетрадь
  • Анын аялы его жена

(сравните с Изафетом I: достун аялы жена друга = "друга жена-его")

Именно эта конструкция практически всегда соответствует русскому сочетанию притяжательного местоимения с существительным-обладаемым.

Обратите внимание: личный формант у обладаемого обязателен! Сочетания типа **менин бала мой мальчик, **сенин дептер твоя тетрадь совершенно неправильны в нормативном языке, хотя изредка стречаются в устойчивых "лозунговых" сочетаниях типа биздин өлкө наша страна, причем и в них личный формант ощущается как бы подразумевающимся, Нормальная форма - однозначно биздин өлкөбүз.

 

Обладаемое с личным формантом

Этот способ употребляется в киргизском чрезвычайно широко, но функция его не вполне очевидна с точки зрения русского языка. Дело в том, что в киргизском , если некий предмет или лицо принадлежит или имеет отношение к говорящему (1-е лицо), слушающему (2-е лицо) или упоминаемому (3-е лицо) участнику беседы, то это будет практически всегда выражено при помощи личного форманта, тогда как в русском, в основном, такого типа принадлежность вообще никак не выражется. Вот так эту разницу выражает, например, З. Дербишева [http://altaica.narod.ru/]:

В тюркских языках существует постоянная потребность соотносить любое имя или предмет с лицом: апам, китебим, окууң , жүргөнү , көчөсү и т.д. В основе этой категории лежит идея обладания одного объекта другим. В менталитете тюркского человека изначально заложено стремление подчеркнуть принадлежность и одушевленного объекта, и неодушевленного предмета определенному лицу. Без конкретизации такой принадлежности предметы как бы не существуют . Все вокруг должно кому-то принадлежать. "Бесхозным" не может быть ничто и никто. По-видимому, такое состояние в языке, оформленное в грамматическую категорию принадлежности, обусловлено социально-экономическими устоями жизни тюркских народов, которые на протяжение многих веков жили по законам частной собственности, где центральной фигурой был собственник-обладатель. Каждый предмет, одушевленный или неодушевленный, имел своего обладателя, эти отношения всегда были принципиально важными в социально-экономической жизни тюрков.

Для славянского человека эти отношения не столь принципиальны, поэтому семантическая доминанта принадлежности в русском языке не поднялась до уровня грамматического обобщения. Это значение не является системно значимым для русского языка и выражается на уровне словосочетаний. Сотношение предмета или объекта с лицом происходит только при возникновении необходимости подчеркнуть факт принадлежности лицу, с помощью притяжательных местоимений (мой, твой, наш, ваш дом);притяжательных прилагательных (дедов, мамин дом), а также субстантивных сочетаний (дом отца).

Сравните несколько типичных примеров в русском и киргизском языках:

  • Дай руку - колуңу бер, дословно "твою руку дай"
  • Пришел отец. - Атам келди. Дословно "Мой отец пришел"
  •  
  • Он взял дочь на работу. Ал кызыны жумушуна алып калды. Дословно "Он свою дочь на свою работу взяв остался"

Как видите, во всех случаях киргизские существительные имеют формант принадлежности, тогда как в русских предложениях нет ни одного указзания на принадлежность (хотя из контекста очевидно, чьи же все-таки рука, отец, дочь и работа)

 

Притяжательное местоимение без обладаемого

В тех случаях, когда обладаемое в предложении отсутствует, используется особая форма притяжательных местоимений с формантом -ныкы:

  • меники - мой
  • сеники - твой
  • сиздики - Ваш
  • аныкы - его, ее
  • биздики - наш
  • силердики - ваш
  • сиздердики - Ваш
  • алардыкы - их

Например:

Чей это дом? - Наш. Ал кимдин үйү? - Биздики.

У меня нет книги. - Возми мою. Менин китебим жок. - Меникини ал.